Милов Л.В. Великорусский пахарь и особенности российского исторического процесса.


Часть первая. Великорусский пахарь в XVIII столетии


Очерк пятый

ЧТО ТАКОЕ "САМ-3" ИЛИ "САМ-7"?
КАКИЕ УРОЖАИ БЫЛИ В РОССИИ

 

 

Как уже говорилось, урожайность в России различалась прежде всего по качеству плодородия почв. Но не меньшее значение имели погодные усло­вия. Во всем Нечерноземье почвы были "посредственного" и "худого" пло­дородия, однако "дождливое время, чрезмерные жары, ранние морозы дела­ют вред хлебу, отнимая у оного много питательных соков, препятствуют рости и вызревать совершенно". Таким образом, урожай здесь "зависит от удобрения, а более от погоды". Тем не менее попытаемся прежде всего вы­явить разницу урожайности на удобряемых и не удобряемых землях.

 

Навоз Бога
не обманет

Обзор сведений об урожайности во второй половине XVIII столетия мы начнем с данных топографических описаний. Этот источник спе­цифичен, поскольку офицеры, составлявшие их, интересовались в первую очередь потенциальным плодородием, то есть что, например, может дать земля в благоприятный год и на плодородной, удобренной почве. Разумеет­ся, такая оценка расходится с реальностью, так как хорошая погода была изредка, а удобренных земель — очень мало.

Рассмотрение материалов начнем с Московской губернии. О Московском уезде, где основной грунт земли был глинистый, сказано следующее: "Что ж касается до плодородия, то об оном положительно сказать не мож­но". На обычных или "посредственных" землях рожь рождалась втрое или вчетверо против посева. Иначе говоря, при посеве на казенную десятину 12 четвериков (12 пудов) получалось 36 или 48 четвериков или пудов (24 или 36 пудов чистого сбора, то есть 3,8 ц или 5,7 ц с га). На хорошо удобренных землях — впятеро (сам-5, или 7,7 ц). Урожайность овса была не­плохой (сам-4 и сам-5). Ячмень давал маловато (сам-3, иногда сам-4). Го­рох рождался сам-5, и это очень неплохо, а греча давала низкий урожай: сам-2 и сам-3. Урожай конопли — сам-3, яровой пшеницы и яровой ржи не более как втрое и вчетверо. В наиболее плодородном северном Дмит­ровском у., где холмистый рельеф создавал скатистые поля и влага в дождливое лето не скапливалась на полях, урожаи ржи были на обычных ("посредственных") землях сам-5 и сам-6 в хороший год. а на удобренных землях и в хороший год рожь рождалась вдесятеро. Яровые большей ча­стью давали сам-4 и сам-5, и это был очень высокий уровень, так как по­зволял крестьянину часть зерна продавать.

В Клинском у. урожай прямо зависел "от удобрений, а более от погоды". Поэтому рожь давала сам-3, ячмень — сам-3, овес был самым плодо­родным (сам-4 и сам-5). Горох, конопля, лен рождались вчетверо, а иногда и больше. Яровая пшеница давала урожай сам-5, но сеяли ее очень мало. В Волоколамском уезде урожаи ржи были чуть выше (сам-4), но овес, гре­ча, лен и конопля рождались лишь втрое, и редко их урожай был больше. Пшеница давала урожай сам-3 и сам-4. В Богородицком уезде на "посред­ственных" землях урожай озимых был лишь сам-3, яровых — побольше. Вместе с тем "по удобрении, а особливо по хорошему местоположению", урожай бывал сам-4 и сам-5. В Звенигородском уезде урожаи основных культур не поднимались выше сам-3 и сам-4. На удобренных полях они по­вышались, но вся беда была в том, что в уезде "не токмо, чтоб вся земля в поле каждый раз была унавожена, но у редкого земледельца и половина унавоживается". В Можайском у. глинистые подзолы давали урожай ржи сам-4, овса — сам-4 и сам-5, ячменя и гороха тоже сам-4; пшеница, греча, лен и конопля рождались на уровне сам-3. В Никитском уезде обыкновен­ные урожаи были сам-3, сам-4, иногда сам-5. В Верейском и Рузском уездах на посредственных и каменистых почвах озимые рождались втрое, а редко вчетверо. И лишь на хорошо удобренных землях озимые давали сам-4 и сам-5 (яровые в хорошее лето рождались вчетверо и впятеро, в обыкно­венное лето — сам-3, иногда сам-4).

Из южных подмосковных уездов худшее плодородие было в Подольском у. ("урожаи большею частию сам-3, а редко более", хотя озимь в хороший год могла дать всемеро, а яровые — всемеро и ввосьмеро). В Вос­кресенском у. на обычных землях, каких большинство, озимые "урожались" в сам-3, а яровые в хороший год — сам-3 и сам-4. Лишь на удобренных землях озимые давали сам-4 и редко сам-5. В Коломенском уезде "о плодородии положительно сказать не можно" (обычный урожай озимых боль­шей частью на посредственных землях не выше сам-4, как и яровых). И только на удобренных полях озимые давали сам-5 и даже сам-6. В Серпу­ховском уезде урожаи были, как снова особо подчеркнул автор описания, зави­симы "от удобрений, а более от погоды". Лучшие урожаи озимых были сам-6. Ячмень давал сам-3, а горох, лен и конопля — сам-4 и более.

 

Времени дома не
выберешь

Очень схожей была ситуация в Тверской губернии. Самой неприхотливой и выносливой к болезням культурой и здесь была рожь. Прав­да, в дождливое лето рожь зарастала "метлой". А в теплую осень всходы ее сжирал червь. При густых посевах рожь иногда сопревала под снегом. Пшеница-ледянка, "требуя больше теплоты, не всегда совершенно вызрева­ла". Пшеницу губили медвяные росы, мгла (туманы), такие болезни, как "черная пядь" (почернение зерен изнутри), делянки с пшеницей забивал ку­коль и т.д. "Овес, горох и греча по свойству своему совсем не могут снести ни малейшего мороза", случавшегося в конце августа и начале сентября. Лишь лен здесь "рос изрядно".

В самом Тверском уезде урожаи ржи были наиболее устойчивыми, а в долинах р. Шоши посевы ржи удобряли весенние разливы, и урожай был сам-10. Ячмень здесь родился лишь втрое, овес был урожайнее (сам-4 и сам-5); горох, лен и конопля давали сам-3. На юге уезда яровая пшеница рождалась сам-5, а в остальных местах была мелка и забивалась куколем.

По уездам губернии урожайность распределялась следующим образом. Рожь давала урожаи сам-3, иногда сам-4 в Калязинском, Кашинском, Ржевском и Новоторжском уездах. Ржаные урожаи в сам-4, иногда в сам-5 были в Краснохолмском, Вышневолоцком, Зубцовском, Старицком и Бежецком уездах (в Зубцовском и Старицком уездах выше сам-4 не бы­ло). Урожай ржи в сам-5 был в лесистом Весьегонском уезде. В части Корчевского уезда ржаные урожаи доходили до уровня сам-5, сам-6. А самый низкий урожай был в Осташковском у. (сам-3).

Наблюдения Василия Приклонского по одному из двух самых плодородных уездов губернии — Кашинскому (вторым был Ржевский у.) — бо­лее суровы. Обычным для ржи урожаем в уезде он считал сам-2 и сам-3 и лишь иногда сам-4 (только последнее совпадает с приведенными цифрами).

С урожайностью овса было заметно хуже. В Осташковском у. урожай его был всего сам-2, в Бежецком у. — сам-2,5. В Корчевском, Красно­холмском и Ржевском уездах урожаи овса были сам-2, иногда сам-3. В Вышневолоцком, Зубцовском, Старицком и Новоторжском уездах уровень урожая достигал сам-3. В Кашинском уезде он был сам-3, сам-4, и лишь в Калязинском у. урожаи овса был наивысшим (сам-4, сам-5). И вновь поправка В. Приклонского по Кашинскому у. — овес давал там обычно сам-2, сам-3.

Урожаи ячменя были лучше. В Осташковском уезде его, правда, почти не сеяли, так как он здесь не рос из-за плохого качества почвы (тяжелые болотные земли). В Калязинском уезде ячмень рождался втрое. В Новоторжском и Бежецком уездах уровень урожайности был сам-3, иногда сам-4. Вполне приличный урожай вчетверо был в Старицком и Краснохолмском уездах. Сам-4, иногда сам-5 собирали в Вышневолоцком уезде. В Кашинском, Ржевском и Весьегонском уездах ячмень рождался впятеро. Сам-5 и сам-6 ячмень давал в Корчевском уезде, и от сам-4 до сам-6 урожаи ячменя были в Зубцовском у.

Интересна оценка офицерами-составителями описания урожайности го­роха. Урожай его не выше сам-2 и сам-3 был в Калязинском, Старицком, Осташковском и Бежецком уездах. В Ржевском у. он имел уровень урожайности в сам-3, иногда сам-4, в Краснохолмском н Весьегонском уездах горох рождался вчетверо42. В Зубцовском у. — впятеро и вчетверо. А в Кашинском, Вышневолоцком и Новоторжском уездах — впятеро. Уро­жайность гороха в сам-7 была в Корнетском уезде.

Греча в тверских уездах едва росла (гибла из-за ранних морозов, и сея­ли ее мало). Урожайность этой культуры в сам-2, сам-3 была в Корчевском, Новоторжском и Зубцовском уездх. В Вышневолоцком уезде отме­чен наиболее высокий уровень в сам-5.

Перейдем теперь к обзору материала по северу Европейской России, хотя зерновое производство там по масштабам своим было незначительным. Это пре­жде всего Озерный край, составляющий северо-восточную оконечность Прибал­тийской низины и Двино-Печерскую низменность. На этом пространстве распо­лагаются две довольно отличные друг от друга климатические области.

 

Посев ржи
при северном ветре
родит крепче

В Архангельской губ. все поля, как правило, удобрялись навозом (и паровое, и яровое поля). Лучший урожай ржи в Архангельском у. был сам-4, в Холмогорах устойчивая урожай­ность ржи — сам-6 и сам-7, иногда и выше. В Шенкурске рожь всегда да­вала сам-6, а на Мезени "с четверти посева жнут 100 снопов в лучший уро­жай" (считая посев в снопах из расчета 90 снопов на десятину, то урожай с десятины в 200 снопов составит чуть выше сам-2). Ячмень имел высокую урожайность в Архангельском уезде (от сам-6 до сам-10), в Онежском у. урожайность его — сам-6, в Холмогорах и Шенкурске гораздо ниже (сам-4, сам-5). В Шенкурске лишь в некоторых селениях сеяли в малых дозах овес (сам-3), горох (сам-4) и даже пшеницу (сам-3),

Самый ранний материал по Вологде есть по вотчинам Кирилло-Белозерского монастыря (30-е годы XVIII в.). Средняя урожайность пшеницы доходила здесь до сам-4,2, что для севера очень неплохо. Для 60-х годов есть данные А. Олишева: яровая пшеница родится не менее сам-7. Однако условия при этом должны быть на редкость благоприятные: на унавоженной земле и при идеально глубокой вспашке до 4-х вершков (ок. 18 см). Eсть данные по Вологодскому у. для 80-х годов: на лучших землях урожай здесь был сам-4, сам-5. Что же касается озимой ржи, то она была на юго-западе губернии наиболее урожайна. В 30-х годах в деревнях и селах Кирилло-Белозерского монастыря средняя урожайность ржи была примерно сам-6, сам-7. По данным А. Олишева, на навозных землях она доходила до сам-8 и сам-10. Однако на ненавозных землях получали всего сам-5, сам-6. На новораспашных землях рожь, по сведениям А. Олишева, давала сам-8, сам-10. Для 70-х годов материалы Засецкого для посевов ржи по росчистям и выжженным подсекам свидетельствуют, что урожаи доходил даже до сам-12.

Урожаи овса на Вологодчине были очень скромными. В 30-х годах по всем вотчинам Кирилловского монастыря получали от сам-1,5 до сам-3. Ячмень давал неровные урожаи (сам-1,6, сам-8,6 и т.д.). Средний уровень был примерно сам-4. Горох здесь родился плохо, как и конопля.

В Петербургской губернии на хорошо удобренных землях в удачные го­ды помещики получали урожаи сам-15. В Нарвском у. Петербургской губ. на удобряемых навозом землях можно было иметь урожай сам-6, "а в ненавозных местах — всего в сам-2,5 и в сам-3".

Существенная разница в урожайности для новораспашных или хорошо удобряемых земель и обычных пашен наблюдается даже для Орловской губ. Наблюдатели отмечают, что "в хозяйских руках, где земля или новь хорошо унавожена", урожайность зерновых (видимо, основных культур — ржи, озимой пшеницы и гречи) — сам-10, сам-12. Обычная же, "средственная" урожайность — сам-5, сам-6. В лучшие годы в Елецком уезде урожайность — сам-8, а обычно меньше сам-5 не бывает. В лучшие годы в Дмитровском у. получали сам-6 для ржи и гречи, а для пшеницы и ячменя — сам-5.

Интереснейший материал встречается у А.Т.Болотова по Каширскому уезду. Разница здесь между навозными и ненавозными землями — огромная. В нормальные по урожайности годы рожь на навозных каширских зем­лях в 60-е годы XVIII в. давала урожай от сам-6 до сам-8, а на ненавозных и "пресных" землях — от сам-2 до сам-4. Овес на навозных землях — от сам-4 до сам-6, а на "простых" и лучших ненавозных землях — от сам-2 до сам-3. Болотов отмечает, что при прекращении унавоживания те же самые земли через 3—4 года резко снижают урожайность.

Эффективность интенсификации за счет одного лишь удабривания была, таким образом, наиболее существенна для серых хлебов, повышая их урожай в 2—3 раза. Отсюда становится более понятным упорное стремление кре­стьянства на громадных пространствах Нечерноземья класть навоз прежде всего под рожь или только под рожь. Экономический результат этого акта имел громаднейшее значение.

 

И богат мужик, да без
хлеба не крестьянин

Вместе с тем для XVIII столетия удабривание навозом имело для роста урожайности некото­рые ограничения. Правда, эти ограничения для крестьянского хозяйства практического значения не имели. Во второй половине века они стали реальностью лишь для помещичьего хозяйства, вставше­го на путь товарного производства. Именно в этот период помещичье хозяй­ство Нечерноземья и районов, смежных с черноземно-степной зоной земле­делия, столкнулось с парадоксом навозного удобрения. Он в том, что из­лишние дозы унавоживания не вели к автоматическому повышению урожай­ности, так как зерновые хлеба при этом быстро идут в рост и при малей­шем дожде (и даже и без него) полегают и прорастают, в итоге чего гибнет весь урожай. Это было и с пшеницей, и с рожью, и даже с овсом. Именно это свойство господствовавших тогда сортов зерновых удерживало от унаво­живания деградированные черноземы, где сильно развитое скотоводство вполне обеспечивало крестьянское хозяйство удобрением. П.-С. Паллас за­мечает: "Есть ли бы похотели сию тучную землю унавоживать, то бы хлеб выбежал очень скоро и высоко, после того повалился и погнил бы до созрения". Столь парадоксальная ситуация удерживала в самых хлебородных районах рост урожайности, как правило, на уровне сам-10, сам-15, что для XVIII в. само по себе было "чрезвычайной" урожайностью. От негативных последствий обильного удобрения пашен страдало прежде всего помещичье хозяйство Нечерноземья, которое раньше всего стало использовать форми­рующийся рынок. А. Олишев с горечью писал о следствиях излишнего удобрения даже в Вологодском уезде: "На удворине от весьма тучной земли рожь, и другие жита, при малом дожде ложится и прорастает". В поме­щичьих хозяйствах под Петербургом в 90-е годы на обильно удобренных землях "в хорошие лета рожь... валилась". В Каширском у., по наблюде­ниям А.Т.Болотова, урожаи овса были, как правило, невысокими, но посе­вы его на навозных землях приводили к тому, что овес во время созревания падал и прорастал. В итоге у помещиков урожаи овса на навозных землях сам-4 и сам-6 были редкостью. И овес сеялся обычно на лучших ненавоз­ных землях с урожайностью всего сам-2, сам-3, то есть большей частью для соломы (для помещичьего скота и навоза).

 

Пестрота почв —
пестрота урожая

Другим важным моментом в изучении урожайности был контраст между лучшими и худшими землями.

В Костромском у. особенно урожайными были районы Волжского правобережья, где были пространства заливных земель. Поскольку здесь были и отличные пастбища, и сенокосы, то верхний слой глинистых земель, обо­гащенный речным илом и удобренный навозом, давал отличный по тем вре­менам урожай. В конце XVIII в. здесь сеяли главным образом яровые хлеба, лен и небольшое количество ржи. Урожайность ржи, пшеницы и ячменя была сам-6, овса, ярицы и гороха — сам-5, льна — сам-3 и сам-4. В то же самое время на правобережных и на высоких местах урожайность ржи была сам-3, пшеницы и ячменя — сам-4, овса и ярицы — сам-3, гороха — сам-4, льна — сам-3 и гречи, на самых удобных для нее землях, — сам-2 и сам-3. Как видим, разница в урожае в полтора раза, а по овсу и яри­це — еще больше.

А.Т.Болотов пишет, что в Каширском у. Тульской губ. греча на худ­ших ненавозных землях давала урожай сам-3, сам-4, и это считалось "наро­чито хорошей" урожайностью. На более плодородных землях ее урожай­ность повышалась сразу же до сам-5 и даже сам-6.

На Урале, в Пермской губ. в 80-х годах урожайность на отдельных участках лучших новораспашных земель могла в удачный год достигать сам-15, а в обычные годы на старопахотных, хорошо обрабатываемых и удоб­ряемых участках — сам-10. На неудобряемых землях урожайность могла достигать сам-6, а в неурожайные годы сбор зерна снижался до сам-3, сам-4 и ниже. На обширных площадях типично высоким урожаем был сбор зерна сам-5, средним урожаем, что было чаще, — сам-3, а плохим урожаем — сам-2. Эти уровни были характерны для Пермского, Осинского, Оханского, Красноуфимского, Обванского, Екатеринбургского, Алапаевского уездов. В остальных районах урожайность была намного ниже (Долматов, Камышлов, Ирбит, Чердынь и др.)*1*. В Кунгурском уезде наличие глинистых почв делало "неудобство" в хлебопашестве и приводило к "средственной" урожайности. В Верхотурье — плохие почвы, и в результате — "плодо­родие земли... весьма неизобильное", т.е. урожай хлеба был, по резкой оценке современника, "весьма недостаточен".

К качеству почв неизбежно добавлялись и климатические условия. Так, в Ирбите попытка сеять гречу провалились "по причине в здешних краях холодного воздуха". Больше того, при посредственном урожае озимой ржи яровые всегда давали здесь "малой" (плохой) урожай, "ибо ныне (речь идет о 80-х годах, — Л. М.) каждогодно вызябает". В Шадринском у. часты были неурожаи ржи, что вызвало увеличение посевов ярицы. В Чердыни неурожаи нередки из-за "недоспелости" ввиду морозов. Там же, где рожь поспевала к августу (Пермский, Обванский, Оханский и др. уезды), "жатва начинается в августе, оканчивается [же] по удобности погоды... А по большей частью в половине сентября, для того, что в августе обыкновенно быва­ют холодные и мокрые погоды, препятствующие снимать хлеб..." В итоге спелый хлеб стоял 2—4 недели и, конечно, терял зерно, уменьшая урожай, хотя практика такого рода была вековой и можно предположить, что земле­дельцы Урала имели сорта ржи, стойкие к осыпанию.

Это различение по разнообразию почв чрезвычайно важно, ибо нельзя изучать урожайность "вообще". Как уже говорилось, в XVIII в. в произ­водственный оборот в нечерноземной зоне было вовлечено громадное коли­чество земель худшего и посредственного плодородия, которые в более ран­ние эпохи вообще не могли быть использованы. Поэтому получение на них урожайности, внешне выглядевшей весьма скромно, было большим достиже­нием крестьянской агрикультуры и агротехники. В Галицкой провинции в 60-е гг. на глинистых тяжелых почвах в лучшие годы урожай ржи был сам-3, а для овса — сам-2. И практически та же урожайность была в конце века. Лишь пшеница и горох, посевы которого были незначительны, имели урожайность сам-3 и сам-4. В Костромской губ. наибольшую площадь посе­вов занимали такие культуры, как рожь, овес и "немало к рукоделию по­требной лен". Однако урожайность ржи и овса в Кинешемском, Ветлужском, Нерехтском, Юрьевец-Повольском, Буйском, Кадыйском и Солигаличском уездах была сам-2 и сам-3. Исключением, как уже говорилось, бы­ли лишь заливные пойменные земли Костромского у., где урожай ржи и ов­са был на уровне сам-5, сам-6, и Кологривского у., где рожь имела уро­жайность сам-3, сам-4. Что касается льна, то в большинстве уездов, в том числе таких, как Кинешемский и Нерехтский, урожайность семени не под­нималась выше сам-2 и сам-3 (только в низких местах Костромского у. она поднималась до сам-3, сам-4). Тем не менее лен был важнейшей товарной культурой региона. А хлеб в губернию ввозился В объеме до 120 тыс. чет­вертей из Нижегородского, Пензенского, Рязанского и Саратовского наместничеств.

В Ярославской губернии наиболее "хлебородными" были лишь три уез­да (Мышкинский, Ярославский и Даниловский). Иначе говоря, здесь хватало на год своего хлеба, "для себя и на продажу". В целом же по губернии урожайность большей частью была сам-3 и сам-4, в редкие годы — сам-5. В лучшие сухие годы в Кашинском у. урожай яровой пшеницы был сам-2, сам-3, а гречи также сам-2, сам-3. Во Владимирском уезде в 50-х годах обычная урожайность в "песчаных местах" была по ржи сам-3, а по яровым — сам-2. На менее плодородных землях рожь давала сам-2, а яро­вые — сам-1. Эти сведения уточняются данными конца 60-х годов. В обычные годы на лучших землях (а их везде в уезде больше половины) уро­жайность основных зерновых культур была сам-4, сам-5, а на менее плодо­родных землях (это меньшая часть уезда) — сам-2. Наконец, в лучшие, т.е. урожайные, годы там, "где земля влажнее", урожайность была "в пятеро и бо­лее", а на менее плодородных землях урожаи в лучшее время были сам-4.

 

При общинном
трехполье — ростки
специализации

Третьим весьма существенным аспектом изучения урожайности был выбор лучшей земли для той или иной культуры или лучшей культуры для данной земли. Несмотря на господство на­туральной основы крестьянского хозяйства и консервативность трехпольного севооборота, эти явления агрикультуры по­степенно пробивают себе дорогу. В Новоторжском у. Тверской губ. лучшая рожь была в селе Стужна, лучшая гречиха — в деревне Маслово, а лучший ячмень — в селе Упревичи, сельце Голубино и деревнях Пожитово и Млевичи. В Оренбургской губ. лучшая пшеница родилась в Сентовой сло­боде, где урожай ее был сам-6, сам-7, а изредка — и сам-10. Выше уже подробно говорилось о специализации ряда крупных районов на той или иной культуре (псковский и великолукский лен, калужская, орловская, кур­ская конопля, рязанский "моченец" и т.д.). Помимо конопли в Орловской губ. были и другие предпочтения. "Сеется пшеница (озимая, — Л.. М.) во многом количестве", "рожь также составляет немалой прибыток", "сеют... в большом количестве гречиху", а такие культуры, как "просо, ячмень, яровая пшеница, мак, горох — все сии хлеба не составляют знатной торговли".

При общей высокой плодородности земель Воронежской губ. (плохая урожайность здесь была в 80-х гг. XVIII в. лишь в Бирючском, Беловодском, Ливенском уездах) в ряде уездов наибольшие по площади посевы занимали более урожайные культуры. В Воронежском у. сеяли больше ржи и овса (лучший урожай ржи и овса — от сам-10 до сам-15, а средний — сам-5, сам-7). В Задонском у. предпочтение отдавали ржи, овсу и грече (наибольший урожай ржи и овса — сам-10, а гречи — сам-6, средний или "обыкновенный" урожай ржи и овса — сам-7, а гречи — сам-5), правда, и пшеница в лучшие годы давала сам-6, а в средние — сам-5. В Землянском и Бобровском уездах "большей частью сеется рожь, овес, греча и про­со" (лучший урожай ржи — сам-12, овса — сам-15, гречи — сам-10, про­са — сам-40), а средний урожай — вдвое меньше", хотя урожаи ячменя (сам-8) и пшеницы (сам-10) тоже были высокими. В Нижнедевицком у. большей частью сеяли рожь, овес, гречу (лучший урожай ржи и овса — сам-8, гречи — сам-6, средний ржи и овса — сам-6, а гречи — сам-4, урожайность остальных культур хуже). В Богучарском у. предпочтение от­давали ржи и озимой пшенице (лучшая урожайность ржи — сам-5, пшени­цы — сам-4, средняя — вдвое меньше).

Даже в сравнительно малоплодородных уездах Воронежской губ. отда­вали предпочтение урожайным, по здешним меркам, культурам. В Бирюч­ском у. — это рожь, овес и греча (наибольшая урожайность — сам-3 и сам-4, а средняя — вдвое хуже), Беловодском и Ливенском — рожь ( в Беловодском у. лучшая урожайность ржи — сам-4, а средняя — сам-3) . А в недород почти всюду урожай был сам-2.

Однако в целом ряде уездов не было жесткого преобладания каких-либо немногих культур. Объяснялось это, пожалуй, сравнительно высокой или одинаковой урожайностью и ржи, и пшеницы, и ячменя, и проса, и овса. Лучший урожай ржи был сам-10, проса и овса — от сам-12 до сам-15, пшеницы, ячменя, а также гречи, гороха, конопли и льна — от сам-3 до сам-7. Средний урожай был вдвое ниже. В Острогожском у. внимание уделялось ржи, пшенице, просу, овсу, ячменю, грече, маку и анису, который тоже сеяли в поле. Рожь давала лучший урожаи от сам-10 до сам-15, сред­ний — сам-6, худший —сам-3. Пшеница, горох и лен — от сам-7 до сам-10 (средний — сам-5, худший — сам-2). Просо и мак: лучший урожай— сам-50, а средний — всего сам-20. В Коротоякском у. рожь, озимая пшеница, овес, ячмень, греча в лучшие годы имели урожай от сам-10 до сам-15, а в средние — вполовину меньше. Яровая пшеница, горох, чечеви­ца, лен в лучшие годы имели урожайность от сам-7 до сам-10 (в средние годы — сам-5, в худшие — сам-2). Просо имело лучшую урожайность сам-50, среднюю — сам-25, худшую — сам-5. Наконец, в Калитвенском у. впереди шли посевы ржи, пшеницы, овса, ячменя, проса, гороха, конопли и льна (лучшая урожайность ржи сам-5, пшеницы — сам-4, ячменя — сам-4, овса — сам-3, проса — сам-10, гречи — сам-3). В худшие годы, т.е. в неурожайные, в Павловском, Калитвенском, Валуйском, Беловодском, Бирючском уездах получали лишь семена. В Острогожском у. в неурожай разные культуры давали урожай от сам-3 (рожь) до сам-1. В Воронежском, Коротоякском уездах низший уровень — сам-2 (лишь просо в Коротояке давало сам-5). В Задонском у. худший урожай (если верить источнику!) ржи и овса — сам-4, а пшеницы, гречи, проса, ячменя и гороха — сам-3. В Землянском и Бобровском уездах примерно та же картина: рожь — сам-3, овес— сам-4, просо — сам-10, ячмень — сам-2, пшеница — сам-2,5 . В Нижнедевицком у. рожь и овес — сам-4, а греча — сам-2. Трудно определить, что было в основе феномена земледелия четырех выше­названных уездов: сравнительная слабость засух или наличие устойчивых к засухе сортов и особая система приемов агрикультуры. Так или иначе, но это факт, что земледельцы этого края имели устойчивость урожайности основных культур.

В нечерноземной зоне, в Галицкой провинции пшеницу сеяли только на подсеках. В Тверской губернии на подсеках и росчистях главной урожайной культурой была репа. То же самое наблюдалось и для Ингерманландии (Петербургской губ.), где на росчистях и палах наибольшую прибыль при­носила так называемая плоская сладкая репа. На росчистях в Костромской губернии репа давала урожай до 60 четвертей с десятины при условии своевременной прополки ее от сорняков.

В Вологодском уезде относительно лучше урожай овса был лишь в 6 волостях, а рожь была лучше около города и в 13 волостях. В Старицком у. Тверской губ. "на лядах" лучшие урожаи давала рожь (до сам-10), а на "моложах" — яровые. В Кашинском у. той же губернии урожаи ржи на росчистях достигали сам-10 в течение первых двух лет. В Вышневолоцком уезде на новых землях урожаи ржи, пшеницы и ячменя достигали сам-8, сам-9 и выше при обычном для уезда нормальном урожае ржи и ячменя сам-4, сам-5, а овса сам-3 и сам-4. Примерно то же самое было и в Новоторжском у., где на росчистях рожь давала в первые два года урожай сам-8, сам-9 при обычном для уезда урожае сам-3 и сам-4 (в редкие уро­жайные годы он поднимался до сам-5 и сам-6). В Весьегонском у. рожь на росчистях в течение трех лет давала урожай сам-10 и выше при обычном в уезде урожае ржи и ячменя сам-5 и более.

 

Недороды местами

 Особую проблему в изучении урожайности со­ставляют неурожайные годы и так называемые "недороды". О них меньше всего сведений в источниках. Однако неурожаи играли не только огромную социальную роль, сказываясь на и без того тяжелом положении крестьянства, но нередко влияли на саму агрикультуру.

В XVIII в. неурожайных лет, как уже говорилось, было очень много, но захватывали они, как правило, сравнительно некрупные регионы. Так, в Псковской губ. "в прошедшем 785-м и 786 годы [были] двугодичные повсеместные в наместничестве неурожаи". "Как владельцы (т.е. помещики), так и грацкие жители и поселяне принуждены были покупать хлеб в бело­русских и смоленских наместничествах [по] высоким ценам. В хорошие ж слетья взаимно покупают и жители тех губерний". Надо сказать, что неуро­жайных лет в псковской округе было большинство, так как "в дождливыя и не-настливыя или чрезвычайно жаркие слетья во многих местах и семян не собира­ют". "В хорошие времена года не более как в четверо" собирают.

Тяжкими всеобщими недородами отмечены для второй половины века 1767, 1778 и 1786—1787 годы. По Переяславль-Залесской провинции 60-х годов современник отмечает: "Урожай всякому хлебу бывает переменной. По большей части года через три, но в прочие два года собирают с ну­ждою семена". О чрезвычайно частых недородах этих лет в Каширском уезде пишет А.Т. Болотов, касаясь урожайности ржи и овса. Говоря о крестьянском хозяйстве, Болотов замечает: "От ржи получает крестьянин ху­дую прибыль. Ибо в самые лучшие года не приходится и сам-5, а обыкно­венно сама друга (сам-2, — Л. М.) и меньше". В 60-е годы на огром­ных пространствах, главным образом Нечерноземья, сложилась тяжкая метеорологическая ситуация. Примерно с 1763 г. в течение, по крайней мере, пяти лет шли многомесячные дожди. Неурожаи этих лет далеко не самое главное бедствие. О более существенных последствиях такого рода погодных циклов очень точно пишет Василий Приклонский: "Когда же с 1762 года сделались почти всегда дожливая лета..., низкия пашни от долго на них сто­явшей воды зачали вымокать, а старая земля выпахиваться..., хлебы стали хуже родится". Интенсивное переувлажнение пашни приводило, таким обра­зом, к самому худшему последствию — вода вымывала даже отнюдь не низко расположенные поля от накопленного годами органического компонента. По­этому плодородие ухоженных старопахотных земель — основного фонда аг­рикультуры — стало стремительно падать. Дренаж полей, окаймление их канавами, был земледельцу крепостной России не под силу. К тому же дре­наж периметра полей на суглинистых, глинистых, иловатых почвах был бы малоэффективен. "Крестьяне пробавились еще год или два старыми семена­ми, — пишет В. Приклонский. — Неурожаи не переставали, но еще более умножались. Наконец, хлеба у них не стало. Они принялись за скот, но ко­торой к пущему несчастью неоднократно помирал поветрием, что их и по­следнего лишило пропитания". Падеж скота, и без того очень частое явление в этой природно-климатической зоне, катастрофически усугубляет тра­гедию земледельца. К моменту, когда длительный цикл дождливых сезонов стал завершаться, у крестьянина резко уменьшилось количество скота. "Они стали мало содержать скоту. Следовательно, и земля навозу прежнего получать не стала. Выпашка от дурных лошадей и бороньба переменилась и пашня сделалась еще хуже". Налицо резкое падение общего уровня производст­ва. Такие метеорологические циклы, подобные дождливым годам 1762— 1767 гг., время от времени повторявшиеся в XVIII столетии, имели громад­ные последствия для всей аграрной экономики страны в целом. В частности, именно на 60-е годы в России приходится наиболее стремительный взлет цен на хлеб, зерновые продукты и "съестные припасы". В эти периоды рез­ко повышается тяга крестьян к эксплуатации росчистей, выжженных залежей и т.п., поскольку там был "живой резерв органического компонента почвы, способного дать высокий, хотя и не постоянный урожай.

В этих условиях урожайность зерновых даже сам-2 была итогом упорного и тяжкого труда русского земледельца. В 80-х гг. XVIII в. во Владимирской губернии общая урожайность в Суздальском, Покровском, Переяс­лавском, Юрьев-Польском, Ковровском, Меленковском, Гороховецком, Муромском, Александровском, Шуйском, Вязниковском и Судогодском уездах в урожайные годы была сам-4, сам-5, иногда и больше. А в мало­урожайные годы — сам-2 *2*. В Нижегородской губ. урожайность в лучшие и худшие годы колебалась по-разному. В лучшие годы высокую урожай­ность имел Лукояновский у. (сам-6 и более). В Починковском и Княгининском уездах "в хорошее время" урожайность достигала уровня сам-5, сам-6, в Горбатовском у. — сам-4 и сам-5. В остальных уездах губернии да­же в "хорошее время" урожайность была низка (в Нижегородском, Балахнинском, Васильском, Арзамасском, Макарьевском, Ардатовском, Перевозском уездах —сам-3 и сам-4). В Сергачском у. даже в южной чернозем­ной Запьянской округе в хорошее время урожайность была лишь сам-3 . В лесном и песчаном Семеновском у. в хорошее время рожь, греча и лен давали сам-3, а пшеница, овес, ячмень и горох — сам-4.

В неурожайные годы, т.е. в неблагоприятное, "противное", как выра­жается автор описания, время, лишь в Княгининском и Починковском уез­дах собирали урожаи сам-2 и сам-3. В Нижегородском, Васильском, Балахнинском, Макарьевском, Горбатовском, Сергачском, Арзамасском, Перевозском, Ардатовском и даже Лукояновском уездах урожай был сам-2 и меньше. В Семеновском у. собирали лишь семена. Во всех этих уездах были годы, когда не собирали и семян. В Ярославской губернии в мало­урожайные годы получали "по большей части" сам-2. Так же было и в Костромской губернии.

На севере, в частности в Вологодском у., малоблагоприятные годы да­вали уровень урожая более высокий. Засецкий сообщает об урожае ржи сам-4, овса — сам-3 (в урожайные рожь дает вдвое больше, а овес лишь на 25—70%).

Засушливые лета бывали и в Нечерноземье, но неизмеримо чаще они были в черноземных и степных районах. Бич засухи обусловил здесь резкие скачки, неравномерность по годам в урожайности, характерные для Тамбов­ской, Пензенской, Саратовской, Оренбургской, Орловской, Воронежской, Курской губерний, Области Войска Донского и других. В частности, из­вестно, что неурожаи 1744 и 1772 годов в Орловской губ. приводили в ря­де районов к массовому голоду (например, в Луганской округе).

 

Выборочная
неурожайность

Немалым злом для земледелия России была  своего  рода   "выборочная  неурожайность", т.е.   недороды  какой-либо  одной  —  двух культур, иногда или озими, или яровых. Эти обстоятельства порождались либо сильными отклонениями в календаре рабочего сельскохозяйственного цикла (поздний сев, поздняя уборка и т.д.), либо стихийными эксцессами природы (весенние поздние заморозки, ранние заморозки осенью, болезни растений, медвяные и мучные росы, ржавчина, мгла, туманы, резкие пики размножения сорных трав, выедание озимых всходов червями и т.п.). На севере, в частности в Шенкурском у. Архангельской губ., посевы весной на низких местах вымокали, "летом от жаров хлеб ссыхается" и "град выбива­ет". Засухи бывали даже в Холмогорах. Для севера вообще большим злом были ранние заморозки ("калинники"), случающиеся даже в июне. От них страдали посевы ячменя, гороха, овса. Поздняя уборка овса на севере приводила к тому, что он "крошился от стужи". Озимь "будучи долго под сне­гом весною подопревает, а осенью без снегу на горах (т.е. возвышенных мес­тах, — Л. М.) от морозов вызябает", как это было в том. же Шенкурском уезде. В Калужской провинции нередко крестьяне убирали овес в мороз и в снег. В Каширском уезде часто осенние заморозки заставали гречу в цвету, либо она гибла в наливе — от поздней косьбы. В Воронежской губернии греча, наоборот, гибла на всходах от поздних весенних утренников. В Орен­бургской губернии греча, просо и горох иногда гибли на стадии созревания от ранних заморозков, хотя чаще лишь снижалась урожайность. Таким образом, контрасты даже умеренно континентального климата создавали тя­желые условия для жизни русского крестьянства.

 

Где же было
благополучно, хотя
и не всегда

Урожайность обычных лет, пожалуй, наиболее важный показатель уровня развития земледелия. Конечно, в худородных районах он и не мог быть в массовом масштабе сколько-нибудь высоким. В Петербургской губернии, напри­мер, наиболее плодородным был Новоладожский уезд, где грунт земли "глиновистой и пещаной, а в других местах и чернозем. Хлеб по большей частью сеют: рожь, овес, пшеницу, жито, горох. Урожай бывает по приме­ру; рожь сам-5, а яровые сам-3". В Луге "рожь родится сама четверта, овес — сам-треть, горох, ячмень и греча тож число". В собственно Петербургском у., где "материк земли пещаной, а в некоторых местах болотливый, и на оной сеют по большей части рожь, овес, ячмень, которому против посеву урожай бывает втрое". В Софийском у. "как то примечено, что противу посева рожь втрое и четверо, а овес, ячмень, греча, горох и лен вдвое и трое" бывают. Наконец, в Шлиссельбургском у. "снимают про­тив посеенного втрое, а в четверо весьма редко случается". Следователь­но, урожай сам-15 — это просто рекорд.

В некоторых южных, черноземных и степных районах обычная урожай­ность была весьма высокой. В степной зоне донских степей урожай пшени­цы был сам-10, сам-20. Пшеница-арнаутка давала сам-15 и более. Рожь в Слободской Украине и части Воронежской губернии имела обычную уро­жайность сам-10, сам-12. В Тамбовской губернии обычный благоприятный год давал в Моршанском уезде по основным культурам урожай впяте­ро, в Усманском — сам-8, в Борисоглебском — не менее сам-8.

Резкими контрастами отличалась урожайность в Пензенской губ. Важнейшая культура ржи давала лучший урожай сам-6 в Пензенском, Инсарском, Чембарском, Мокшанском и Наровчатовском уездах. Урожай вчетве­ро был в Саранском, Троицком, Краснослободском и Шешкеевском уездах. В самом неплодородном Керенском у. рожь давала лишь сам-3. Урожайность пшеницы в Нижне-Ломовском и Пензенском уездах была наивысшей (впятеро), а в Мокшанском, Инсарском, Краснослободском, Наровчатовском и Чембарском — средней (вчетверо). В Керенске пшеница давала всего втрое.

Колебания урожайности овса, гречи и проса были самыми резкими. Высший уровень (сам-9, сам-10) по овсу имели Пензенский, Инсарский, Чембарский, Наровчатовский и Мокшанский уезды. Урожай впятеро и всемеро был в Шешкеевском, Городищенском и Троицком уездах, а низший урожай (сам-3, сам-4) — в Краснослободеком, Керенском и Саранском уездах. Высший уровень урожайности гречи — восьмикратный и десяти­кратный — был в Инсарском, Пензенском, Чембарском и Краснослободском уездах, средний уровень (сам-5, сам-6) был в Троицком, Саранском, Наровчатовеком, Мокшанском и Шешкеевском уездах. Минимум в сам-4 давал Нижне-Ломовский уезд. Наконец, наивысшая урожайность проса (сам-20) была в Инсарском, Чембарском и Пензенском уездах. В осталь­ных пяти уездах урожайность проса была намного ниже (сам-6, сам-7, сам-8). Самый малый урожай (вчетверо и впятеро) был в Керенском, Шешке­евском, Троицком и Саранском уездах.

Главный фактор, обусловливающий столь сильные контрасты урожайно­сти в Пензенской губернии, — почвенные условия. Там были и тучные черноземы, и глинистые, иловатые и песчаные почвы, требующие удобрений. Погодные условия создавали двойную разницу урожая по одним и тем же землям. Так, в Краснослободском у., где плодородие земли было "посредст­венным", в лучшие годы урожайность ржи, овса, пшеницы и полбы была сам-4, а в "средственные", т.е. нормальные годы — сам-3. В лучшие годы греча и просо давали сам-8, а в "средственные" — сам-4. Лучшим годом в Пензенской губ. считалось, конечно, "дождливое и благотворенное хоро­шее" лето, а не сухое, засушливое.

В Курской губернии в благополучный год в Фатежском у. урожаи были очень высокими (рожь — сам-9, овес — сам-8, ячмень — сам-6, пшеница и просо — сам-5, греча и конопля — сам-4, горох — сам-3, мак — сам-40, и только лен едва давал семена). Столь же обильным был урожай в Льговском уезде. Здесь рожь рождалась восьмикратно, а овес давал урожай еще больше (сам-9); просо рождалось в сам-12, пшеница — вшестеро, гре­ча и горох имели урожайность впятеро. По урожайности двум названным уездам не уступал Старооскольский уезд, где рожь давала урожай восьми­кратный, овес — девятикратный, пшеница — вшестеро, просо — сам-12, греча и горох — сам-5, а ячмень и конопля — сам-7. В Щигровском у. урожай ржи и гороха был семикратный, овса — десятикратный, ячменя и конопли — сам-6, пшеницы и гречи — сам-8, проса — сам-20, а мака — сам-40. В самом Курском уезде рожь рождалась всемеро, пшеница — впятеро, у овса, ячменя и гречи урожай был сам-8, у гороха — сам-7, у конопли — сам-6 и, наконец, у мака — сам-40. В Судженском уезде рожь, овес, просо имели урожайность восьмикратную, греча и горох — се­микратную, конопля и ячмень — шестикратную, а мак вновь давал урожай в сам-40. В Дмитриевском уезде урожай ржи и гречи составлял всемеро, овса — вдевятеро, ячменя, пшеницы и конопли — впятеро, проса — сам-18, мака — сам-30, а гороха — сам-6. Последний из плодороднейших уездов — Рыльский, где урожай ржи и конопли был восьмикратный, овес давал урожай девятикратный, ячмень — семикратный, пшеница — шести­кратный, а просо — двенадцатикратный. Остальные уезды по урожайно­сти главных культур заметно уступали. Это Богатовский, Карочанский, Бел­городский, Обоянский уезды. Урожай ржи в них был в пределах сам-5, сам-6, пшеницы — сам-3, сам-5, овса — сам-5, сам-6. В Обояни все яро­вые выше сам-5 не рождались. В Богатове ячмень даже не сеяли, а просо давало урожай лишь сам-4. Ниже всех в губернии была урожайность в Новооскольском уезде (рожь — сам-4, овес, ячмень, горох — сам-3, греча и просо — сам-2). Во всех уездах губернии лен давал семена лишь в сам-1,5 и сам-2.

Таким образом, Курская губерния была в XVIII в. одним из самых пло­дородных краев России, где раньше всего стали расставаться с трехпольем.

Оренбургский край не принадлежал к числу наиболее плодородных, так как здесь часты засухи. Но в благополучные годы по отдельным культурам урожай здесь был огромным. Просо урождалось сам-60, мак — сам-100. В обычный год просо давало сам-20. Греча и горох рождались вдесятеро. Од­нако урожаи ржи были скромными (впятеро, вшестеро и более). А овес, пшеница, полба, ячмень и ярица рождались также пятикратно и шестикратно.

На быстро засоляющихся землях Северного Кавказа (Кизлярский у.) в удачные годы урожай озимой пшеницы и гороха был втрое, проса — вдевятеро, вдесятеро, ячменя, которого сеяли мало, — вдвое. На лучших зем­лях урожай зерновых (яровых) мог быть девятикратный и десятикратный. В землях Моздокского полка, где не было солонцов и земледелие было в благоприятных условиях, особые приемы обработки земли иногда давали очень высокие урожаи (просо — сам-125, горох — сам-35, гречи — сам-30, овес — сам-18, озимая пшеница — сам-16, конопля — сам-15). Од­нако товарный выход этой продукции был очень невелик.

В более северных районах, например в Рязанской провинции, в "благо­получный год" урожай основных зерновых шестикратный, семикратный и более. В Калужской провинции в "обыкновенные годы" урожай ржи впя­теро, ячменя — всемеро, овса — вчетверо, конопли — так же. В Ка­ширском уезде ячмень в "посредственные годы" давал урожай сам-5, сам-6, сам-7, горох — сам-6, овес — сам-3, греча — сам-5, яровая пшеница — сам-4, сам-6, озимая пшеница — сам-3.

 

Суровая статистика
массовых данных

Итак, изученный архивный материал по урожайности земель, заселенных русским крестьянством и казачеством, представляет весьма сложную и пеструю картину, отражающую чрезвычайное разнообразие собственно подзолистых, серых лесных почв, деградированных и обыкновенных черноземов.

Специфичность наших основных источников, как упоминалось выше, со­стоит в том, что составители топографических описаний стремились отразить принципиальную возможность плодородия тех или иных пашенных угодий, причем в наиболее благоприятных условиях. На этом сделан акцент, хотя одновременно указывались и результаты урожайности и неблагоприятных лет, и плодородие худших почв. Но подобный подход к фиксации материала лишает исследователя возможности узнать практический итог великорусского земледелия, ибо лучшие земли и лучшие урожаи терялись в огромной массе земель "посредственных", дающих низкие урожаи в обыкновенное лето.

Лишь в конце XVIII столетия материалы губернаторских отчетов и спе­циальной ведомственной статистики, переведенной в "самы", стали давать реальные итоги по собираемым в губерниях массовым сведениям о реальной урожайности. Этот материал более надежен и систематичен, хотя сохран­ность его оставляет желать лучшего, так как твердые суждения об уровне производства могут быть основаны как минимум на непрерывных данных за восемь — десять лет.

 

Урожаи
Нечерноземья

В таблице № 1.9 приведены данные по урожайности в "самах" по семи губерниям Нечерноземья за 80-е — 90-е годы XVIII в. Хуже всего представлены материалы по Московской (1782 г. и 1795 г.), Ярослав­ской (1796 г.), Костромской (1788 г.) и Олонецкой (1795 г.) губерниям. Правда, пробелы восполняются изысканиями И.Д. Ковальченко, опублико­вавшего по некоторым из этих губерний сведения по общему соотношению посевов и сборов. Таким образом по Олонецкой губ. мы имеем общий итог урожайности в "самах" за 1785 г. — сам-3,5; за 1789 г. — сам-2,7; за 1790 г. — сам-3,2; за 1791 г. — сам-3; за 1792 г. — сам-3,87; за 1793 г. — сам-3,8. По Московской губ. общая урожайность за 1788 г. была сам-2,2; за 1789 г. — сам-2,6; за 1793 г. — сам-2,5. По Костромской губ. у И.Д. Ковальченко есть данные за 1796 г. (сам-2,0). Общий итог довольно одно­значен — общая урожайность была крайне низкой (сам-2, иногда сам-3). Лишь в Олонецкой губ. ситуация была лучше, ибо чаще всего урожайность здесь была выше сам-3.

По данным В.И. Крутикова, в период 1784 — 1859 гг. по Туле малоурожайные годы составляли 35%, высокоурожайные — всего 15%, а на годы со средним урожаем в сам-3, сам-4 приходилось 50% всех изученных лет. Вы­ше уже приводилась общая традиционная оценка соотношения неурожайных и урожайных лет 60-х годов XVIII в. по Переяславль-Залесской провинции (из каждых трех лет два года были неурожайны). Таким образом, обе оценки близ­ки, то есть как минимум каждый третий год — неурожайный.

По Тверской губернии сведения более полные (1788, 1789, 1790, 1791 гг.). Есть также сведения и об общей урожайности за 1792 г. (сам-2,3). Следо­вательно, за пятилетие урожайность основной культуры — ржи — была на уровне сам-2 и сам-2,5. Урожаи овса были немного выше, и неплохо было с ячменем, гречей и горохом. Сведения за 4 года по Новгородской губернии, дополненные общей урожайностью за 1792 г. (сам-2,8), дают лишь один малоурожайный год для ржи. Остальные культуры удерживались в интерва­ле урожая сам-2, сам-3 (кроме гречи). По Калужской губернии сведения самые полные (за 6 лет), могут быть приумножены обобщенными данными еще за три года (1790 г. — сам-3,9; 1791 г. — сам-3,4; 1792 г. — сам-2,8). Из них 1782 год был очень не плохим для озимой ржи (сам-4,2) и ячменя (сам-4,2). 1783 год был удачен для овса (сам-4,7), а 1794 г. — для гречи (сам-7,8). В целом же урожайность удерживалась около уровня сам-3, сам-3,5 или немного ниже. По Рязанской губернии имеющиеся у Н.Л. Рубинштейна данные за 4 года могут быть пополнены сведениями об общей урожайности также за четыре года (1786 г. — сам-2,5; 1787 г. — сам-1,8; 1788 г. — сам-2,5; 1790 г. — сам-3,3). Удачным для ржи здесь был 1783 год (сам-4), и еще более удачен для овса (сам-5,4) был 1782 год. Очень хорошим для ржи (сам-3,9), ячменя (сам-4,8) и гречи (сам-3,5) был 1789 год. В целом же реальность вырисовывается достаточно суровая: постоянные равновесные колебания неурожайных лет (сам-2, сам-2,5) и сравнительно неплохих (сам-3,3; сам-4).

Таким образом, восьмидесятые—девяностые годы для Рязанской губер­нии были неоднозначны и очень неплохи для Калужской губернии (рожь в течение четырех лет имела урожай от сам-3 до сам-3,4). Последнее под­тверждается систематическими обобщениями урожайности за 80-е — 90-е годы XVIII в., собранными по Тульской губернии В.И. Крутиковым. За 1781—1789 гг. рожь имела здесь урожайность сам-2,5, озимая пшеница — сам-2,2, яровая пшеница — сам-2,5; урожайность овса и гречи была сам-2,2. В то же время в 90-х годах положение резко улучшилось. За 1790—1799 гг. урожайность озимой ржи была сам-4,9, пшеницы — сам-3,8, яровой пшеницы — сам-3,1, овса и гречи — сам-3,3. В первые деся­тилетия XIX в. положение ухудшается, но не кардинально.

В целом, конечно, речь должна идти о том, что, несмотря на огромные усилия великорусского крестьянства этой огромнейшей территории, несмотря на тщательный учет местных условии, гибкость приемов агрикультуры, соче­тания самых разных, вплоть до архаичных, методов возделывания пашни, общий уровень урожайности был весьма низким.

 

Реальные урожаи
Черноземья

В таблице № 1.10 собраны систематические данные погубернского  масштаба  по  четырем губерниям   Черноземья   и    Нижегородскому краю, который не был однородным по качеству земель и включал как нечерноземные, так и черноземные районы. По Нижегородской губернии есть данные за трехлетний период (1792—1794 гг.), дополненные сведениями за 1790 г. (сам-4). Как и в Нечерноземье, здесь урожайность (кроме уро­жайности 1790 г.) очень низка: рожь и овес, как правило, давали урожай на уровне сам-2 и сам-3,2 (лишь овес в 1794 г. был на уровне сам-4,6, что очень неплохо). Ячмень и греча по урожайности имели колебания от сам-1,8 до сам-3, сам-3,5. В южных районах губернии лишь 1793 год дал очень хо­роший урожай проса (сам-21) на фоне двух очень низких урожаев.

 

Таблица 1,9. Урожайность в Европейской России (в самах)

 

Губернии / годыРожьПшеницаОвесЯчменьГречаЛенКонопляГорох
Олонецкая
1795

4,4


3,5

3,3

3,0

2,0

2,0

4,0
Московская
1782
1795

2,5
2,6

1,8
2,6

2,1
2,0

2,2
2,3

1,7
2,0

0,75
1,7

1,9
1,7

1,8
1,4
Ярославская
1796

1,4

2,0

2,2

2,1

— 

2,1

2,0

2,5
Костромская
1788

2,3

2,1

2,1

2,1

— 

2,1

2,3

1,5
Тверская
1788
1789
1790
1791

1,9
2,0
1,9
2,6

1,9
2,0
2,0
2,7

2,0
2,5
2,8
2.4


2,7
2,6
3,2

2.6
3,3
1,9

2,4
2,3
2,2
2,6

2,1
2,6
1,1
2,1

2,1
7,0
3,0
3,0
Новгородская
1788
1789
1790
1791

3,1
3.0
3,2
2,1

2,5
2,7
2,4
2,5

2,8
2,6
3,2
3,0

2,9
3,1
2,8
2,9

3,2
3,1
1,8
1,5

2,0
1.7
2.4
1,9

2,3
2,0
2,5
2.5

3,2
2,6
1,8
2,2
Калужская
1782
1783
1793
1794
1795
1796

4,2
2,9
3,3
3,3
3,4
3,0

3,0
2,7
2,8
3,1
2,6
2,5

2,2
4,7
2,7
3,0
3,2
2,8

4,2
2,6
3,0
3,3
3,5
3,5

3,1
3,0
2,4
7,8
2,7
3,7

1,9
2,0
2,8
2,1
2,2
2,5

2,9
3,6
2,7
3,2
3,0
3,3

3,1
2,7

2,4
3,2
2,6
Рязанская
1782
1789
1794
1796

4,0
3,9
1.9
3,5

2,0
2,2
2,0
1.7

5,4
2,5
3,5
2,5

2,7
4,8
5,3
2,1

3,1
3,5
3,0
2,4

2,1
2,5
2,7
0,6

3.4
3.1
6,2
2,9

1,5
2,9
2,7
2,8

 

Сведения нашей таблицы по Черноземью довольно сильно контрастиру­ют с данными топографических описаний. Обобщение массовых данных сме­стило показатели урожайности до уровня урожайности самых неблагоприят­ных лет. Сведения за 4 года по урожайности в Тамбовской губернии суще­ственно дополняются обобщенными данными за 5 лет (1786 г. — сам-2,65; 1787г. — сам-2,2; 1788 г. — сам-3,57; 1790 г. — сам-4,0; 1792 г. — сам-2,3). В итоге за девять лет было три года сильных неурожаев (сам-2,2, сам-2,3), два вполне урожайных (сам-3,9, сам-4,0) и четыре года "средственных" (сам-2,65, сам-3,6). По отдельным культурам есть сведения по неурожайному 1794 году. Из этих данных видно, что и пшеница, и ячмень, и греча, и горох также имели ничтожную урожайность, как и озимые. И это было существенной особенностью черноземных и степных районов, где колебания урожайности синхронны и для озимых, и для яровых (в Не­черноземье соотношение было обратным).

 

Таблица 1.10. Урожайность в Европейской России (в самах)

 

Губернии / годыРожьПшеницаОвесЯчменьГречаЛенКонопляГорохПросоПолба
Тамбовская
1782
1789
1794
1796

3,4
3,9
2,3
3,2

2,7
2,2
2,2
1,8

2,8
2,5
3,0
3,4

2,3
4,8
1,4
2,5

3,0
3,5
2,2
4,4

1,8
2,5
1,8
1,7

2,9
3,1
1,4
2,1

3,1
2,9
1,9
2,0

5,2
5,6
3,9
2,2




Орловская
1780
1787
1788
1793
1795
1796
1797

4,4
2,4
3,6
3,5
4,2
4,3
3,8

1,7
2,8
1,7
3,6
1,8
3,2
3,4

3,2
2,0
0,9
4,4
1.3
2,8
2,8

2,7
1,6
1,8
1,5
1,5
2,8
2,8

3,5
3,9
3,5
4,2
3,8
4,5
3,3

2,9
2,5
2,5
1,7
1,8
2,3

3,4
3,7
3,7
4,0
3,3
4,4
4,3

4,0
5,2
5,2
2,9
3,9
2,8
4,5

8,7
3,7
21,5


17,5
28,0







Курская
1783
1790
1793
1795
1796

2,6
5,2
3,1
4,0
4,1

2,0
3,9
1,0
2,1
2,6

3,2
4,5
1,9
1,8
3,4

3,0
3,5

2,2
2,5

2,1
3,5
2,5
3,5
4,0

0,7

1,6
1,8
2,0

1,7

1,9
2,3
3,4

1,9
3,6
0,7
3,3
3,6

2,7
7,3

9,0
14,7





Воронежская
1785
1786
1787
1788
1789
1790
1791
1792
1795

7,1
2,9
1,5
3,8
3,1
6,0
5,7
4,1
2,5

6,9
2,0
1,3
3,2
2,1
2,6
2,7
3,6
1,7

1.7
2,7
1,5
3,7
1,8
6,4
6,0
4,9
2,7

8,9
3,4
1,4
3,7
1,8
3,4
3,4
4,0
1,8

9,1
3,3
1,9
4,3
6,0
3,2
3,3
4,3
6,5

2,5
1,6
1,7

1,3
2,8
3,9
2,7
1,8

3,0
1,8
1,5

1,1
1,4
2,5
2,2
2,1

3,0
2,1
1,4
3,0
1,6
2,5
3,2
3,6
3,7

39,5
22,0
18,7
30,6
9,6
8,2
18,0
14,9
11,8









Нижегородская
1792
1793
1794

3,1
2,1
3,1

0,8
2,6
2,3

2,3
3,2
4,6

1,9
3,1
2,7

1,8
2,9
3,5

1,6
1,3
2,4

1,8
2,6
3,4

3,2
2,1
2,3

2,0
21,0
6,6

2,7
1,6
4,4

 

По Орловской губернии есть сведения за семь лет (с 1780 по 1797 гг.), дополняемые данными еще за три года (1789 г. — сам-3,4; 1790 г. — сам-4,4; 1791 г. — сам-3,7). Это дает довольно прочную основу для су­ждений. Основной вывод весьма важен: усреднение массовых данных даже не приближается к уровню хороших урожаев ржи и пшеницы. За исключе­нием неурожая ржи в 1787 г., стабильный уровень урожайности этой куль­туры тяготеет к сам-4.

Для пшеницы (видимо, яровой) это двадцатилетие менее благоприятно, ибо три года весьма неурожайны, и лишь два года дают урожаи в сам-3,4 и сам-3,6. Овес лишь в 1793 г. дал хороший урожай в среднем сам-4,4. Хо­рошие стабильные урожаи были у гречи (сам-3,5; сам-4,5). Просо на Орловщине дало замечательный урожай (сам-28) лишь в 1797 г. и хороший — в 1788 г. В целом же уровень земледелия на Орловщине, видимо, не отвечал представлениям о ней как благодатной житнице, но немалую роль в этом иг­рали и факторы социального характера.

По Курской губернии данные нашей таблицы по пяти годам могут быть дополнены сведениями об общей урожайности за три года (1788 г. — сам-5,4; 1789 г. — сам-3,5; 1791 г. — сам-3,9). Из восьми лет три были явно неурожайными (сам-2,6; сам-3,5). Остальные годы были вполне приличными для этих краев (сам-3,9; сам-5,4). Вместе с тем среднегубернская урожайность весьма далека от тех урожаев, которые фигурируют в топогра­фических описаниях (сам-9, сам-8 и т.д.). Для пшеницы 90-е годы были почти все неурожайны. Для овса из пяти лет — два резко неурожайны, а остальные на приемлемом минимуме (сам-3,2; сам-4,5). Ячмень и греча по урожаю были очень слабыми, а просо приличный урожай дало лишь в 1795 г. (сам-14,7). Наконец, самые обстоятельные сведения есть по Воронежской губернии (за 9 лет!). По этому благодатнейшему краю в среднем по губер­нии мы видим за отдельные годы высочайшие урожаи ржи (1785 г. — сам-7,5; 1790 г. — сам-6; 1791 г. — сам-5,7). Для пшеницы лишь один 1785 год был связан с великолепным урожаем (в среднем по губернии — сам-6,9), но вместе с тем шесть лет были малоурожайны и неурожайны. Овес в Воронежской губ. лишь в 1790 — 1791 гг. дал подряд два великолепных уро­жая (сам-6, сам-6,4) и один хороший (сам-4,9). Но вместе с тем три года были катастрофическими (1785, 1787, 1789 гг.), а остальные близки к урожайности в сам-3. Ячмень и греча в 1785 г. дали великолепный результат (сам-8,9, сам-9,1), а греча еще дважды приносила на уровне сам-6 и сам-6,5. Однако яровые в целом очень часто приносили мизерные урожаи. И губительную роль здесь играла погода.

 

Урожаи Поволжья
и Урала

В следующей нашей таблице (см. табл. 1.11) отражен уровень земледельческого производства по Пензенской, Симбирской, Саратовской, Пермской и Оренбургской губерниям. Начнем наш разбор с Поволжья. По Пензенской губ. сведения за 1793, 1795 и 1796 годы можно дополнить данны­ми по общей урожайности за 1790 г. (сам-2,96) и 1792 г. (сам-3,75). Таким образом, из пяти лет лишь 1796 г. был урожайным (рожь — сам-5, овес — сам-4,4, греча — сам-6,2, горох — сам-7,3, просо — сам-12,1). Три года бы­ли неудачны (сам-2,9, сам-3,1). И лишь два года принесли приличный для это­го края урожай (сам-3,75, сам-5). Правда, только рожь давала сам-3, а с ов­сом, пшеницей, ячменем было плохо (сам-2,5, сам-2 и ниже). В 1793 г. просо тоже прилично уродилось (сам-6,2), да греча дала приемлемый урожай (сам-3,1), По Симбирской губернии Н.Л. Рубинштейном собраны сведения за семь лет. Они могут быть дополнены материалом еще по трем годам (1790 г. — сам-2,99; 1791 г. — сам-2,7; 1792 г. — сам-2,45). Из них следует, что рожь была неурожайна в течение трех лет (сам-1,5, сам-1,9). В остальные годы ее урожай был в пределах сам-2,6 и сам-3. Пшеница ни разу не принесла при­личного по меркам России прибытка, и два года на делянках пшеницы едва со­бирали семена. В те же два года (1789 г. и 1795 г.) катастрофа была и с ов­сом, так как не собирали даже на семена, да и в остальные годы урожай был около сам-2. Ячмень лишь в 1793 г. имел хороший урожай (сам-4,5). В 1789 г. и 1795 г. не собрали и ячменные семена. Та же беда была и с гречей. По остальным культурам та же безрадостная ситуация. Если обобщить сведе­ния за все 10 лет, беря за основу урожайность ржи и овса, то средняя урожай­ность составит всего сам-2,08.

По Саратовской губернии есть сведения по пяти годам. В отличие от Симбирска, в 1787 г. в Саратовской губернии был урожай (рожь — сам-5, пшеница — сам-5, ячмень — сам-6,9, греча — сам-8,9, просо — сам-8,1, полба — сам-7). 1794 г. был в Саратове, как и в Симбирске, неурожай­ным. Кроме того, неурожай озимой ржи был и в 1792 г. Яровые в Сара­товской губ. в большинстве случаев давали приличные и неплохие урожаи. А овес из пяти лет четыре года имел урожай сам-5 и сам-6.

 

Таблица 1.11. Урожайность в Европейской России

 

Губернии / годыРожьПшеницаОвесЯчменьГречаЛенКонопляГорохПросоПолба
Пензенская
1793
1795
1796

2,9
3,1
5,0

2,0
1,6
2,0

2,6
2,2
4,4

2,4
1,2
1,6

3,7
2,1
6,2

2,0
1,9
2,5

2,4
2,6
3,2

3,1
6,4
7,3

6,2
2,9
12,1


1,5
2,0
Симбирская
1785
1786
1787
1789
1793
1794
1795

2,8
3.0
1,5
2,6
2,7
1,9
1,5

2,6
2,2
2,0
1,0
2,3
2,2
1,4

1,9
1,7
1,7
0,4
2,5
2,2
0,9

3,1
1.6
2,4
0,9
4,5
1,7
0,8

2,0
1,9
2,4
1,0
2,5
2,5
1,3

2,5
1,3

1,7
1,6
1,7
0,5

3,0
1,8

2,5
1,6
2,0
2,0

2,4
1.4
1,7
1,5
2,0
1,8
1,8

6,3
2,7
2,9
4,6
4,4
3,3
2,9

2,9
2,0
2,3
1,0
2,5
2,2
1,0
Саратовская
1787
1790
1791
1792
1794

5,0
4,2
4,1
2,2
1,6

5,0
1.4
1.5
3,2
4,2

2,0
5,8
5,2
5,5
6,3

6,9
1,6
4,8
3,5
3,6

8,9
2,5
2,7
4,9
4,0


2,0
2,5
5,0
1,3


1,8
2,2
3,1
2,7


3,1
2,2
8,8
8,9

8,1
2,2
4,2
12,3
10,3

7,0
1,5
2.0
3,1
3,3
Пермская
1793
1794
1796

2,9
3,8
3,6

1,7
2,9
2,7

2,7
4,5
2,9

2,8
4,0
2,9










2,2
2,9
2,6






Эренбургская
(Уфимская)
1785
1786
1787
1789
1794
1795
  

2,0
2,3
1,8
2,4
2,0
1,8


2.2
2,0
2,5
1,4
2,2
0,4


2,0
2,2
2,3
1,5
3,6
0,5


2,2
1,8
2,0
1,4
1,1
0,6









2.0
2,0
1,8
1,1
1,7
0,6


2,0
2,1
2,0
1,7
1,2
0,6


2.0
2,0
2,3
1,8
2,4
0,2


2,8
2,6
6,0
4,2
2,6
1,0


1,9
2,0
2,0
1,3
2.0
0,2

 

Наконец, об урожайности Уральского края. В Пермской губернии из трех лет, по которым есть систематические обобщенные данные, два года был неплохой урожай (рожь — около сам-4, овес — около сам-3 и сам-4,5; ячмень — сам-3, сам-4). А в Оренбургском крае за шесть лет, по ко­торым есть сведения, два года были неурожайные, да и остальные немногим лучше. Крестьянство и казачество этого края, видимо, в эти годы едва держалось, если полагать, что годы, по которым нет данных (1780—1784, 1790—1793, 1796—1800), были гораздо более удачными.

Подводя общий итог, необходимо подчеркнуть, что если данные топо­графических описаний донесли до нас сведения о неустанных стараниях ве­ликорусского пахаря повысить урожайность своих полей, и частично им это удавалось, и удавалось неплохо (особенно когда благоволила природа), то сводные данные статистики урожайности за 80—90-е годы XVIII в. без­жалостно обнажают основную тенденцию — более или менее постоянный низкий уровень урожайности, статистической модой которого был уровень сам-3 и даже сам-2.

 


 

1).  В Ирбите яровые каждый год "вызябали", Камышлове урожай был сам-3. И это — удача, так как тогда совсем "нет прибыли".

2).  В Киржачском у. "урожай онаго бывает вдвое", зато отмечен чрезвычайно хороший лен.

 

 


назад  содержание  вперёд

Hosted by uCoz